Актуально В День памяти и скорби Карачаево-Черкесия присоединилась ко Всероссийской акции «Минута молчания» Актуально Жители КЧР зажгли «Свечи памяти» в Парке Победы Актуально Писатель из КЧР Шахриза Богатырева участвует в Пекинской международной ярмарке Актуально Глава КЧР Рашид Темрезов возложил цветы к Вечному огню на Аллее Героев в республиканской столице Актуально В Картинной галерее столицы КЧР открылась выставка дипломных работ выпускников Колледжа культуры и искусств

Станислав Беляков: «Мое полное убеждение, что правда исключительно на стороне России»

04.04.2022 499
 Станислав Беляков: «Мое полное убеждение, что правда исключительно на стороне России»

4 АПРЕЛЯ. ЧЕРКЕССК. Станислав Беляков, руководитель медиа-холдинга «Архыз24», директор КЧ РГАУ «Центр развития связи и коммуникаций»

В трехдневном пресс-туре «Zа правду», организованном Министерством ЧР по нацполитике, внешним связям, печати и информации совместно с информационно-политическим журналом «Персона Страны», приняли участие около 100 российских и зарубежных журналистов.

- Станислав, вы наверняка следили за ходом спецоперации на Украине. Скажите, насколько соответствует действительность публикациям в СМИ?

- В принципе, я туда и поехал, чтобы понять насколько соответствует официальная информация тому, что там на самом деле происходит. Как выяснилось, та ситуация, которую я себе представлял по материалам российских журналистов и блогеров, оказалась максимально смягченной. Здесь все намного хуже. Настоящая гуманитарная катастрофа. Ужас от жестокости националистов выходит за пределы допустимого. Это не передать словами. До поездки я предполагал, как журналист, что обе стороны информационной войны, украинская и российская, опираются на правду в определенной степени. Пусть свою, со своей точки зрения, но правду. Теперь, мое полное убеждение, что правда исключительно на стороне России.

- То есть, все, о чем сообщают российские СМИ в отношении издевательств со стороны украинских нацбатов и ВСУ над военнопленными и мирными жителями, обстрелов гражданских, жилых кварталов и коммуникаций – правда?

- Да. Было очень много свидетельств от граждан, проживающих на Донбассе, прежде всего в Донецке, Волновахе, которую недавно освободили. Я там беседовал с местными. То, что они мне рассказывали, это было ужасно. Отдельная история, своя трагедия есть, буквально, у каждого жителя Донбасса. Рассказывали, как националисты предоставляли «зеленые коридоры» для эвакуации, а затем расстреливали всех, кто пытался выбраться по этим коридорам.

Мы посетили детскую больницу, где лечились раненые дети, вывезенные из Мариуполя. У большинства из них погибли либо отец, либо мать. У некоторых не стало обоих родителей. Одна раненая девочка постоянно звала, искала свою сестру-близняшку. Омбудсмен по правам человека из Чечни заинтересовался вопросом и начал расспрашивать, где ее сестра. Разговорился с отцом близнецов и выяснилось, что сестра погибла. И это, случайно, услышала девочка. Мы были тому свидетелями. Реакция ребенка была непередаваемой. Столько горя было в ее крике. Мне, взрослому человеку, мужчине было больно видеть ее слезы. А они жили в этом кошмаре.

Были свидетельства жителей Мариуполя, которые рассказывали, что их не выпускали из домов, прикрывались ими, как «живым щитом». Националисты ходили по квартирам, собирали жителей в подвалы, держали их там без еды и воды в полной темноте. Могли раз в день выпустить одного заложника за водой для всех, и если тот вовремя не возвращался, то нацбатовцы расстреливали несколько человек за него. Это из рассказов очевидцев и непосредственных участников событий.

- Кто-нибудь препятствовал вам общению с местным населением, ограничивал в чем-то?

- Абсолютно нет. Можно было общаться о чем угодно и с кем угодно. Единственное, были ограничения по безопасности. Не разрешали ходить по неосмотренной специалистами земле из-за возможного подрыва на мине. Территорию не успевают зачищать. Мы подъехали к многоквартирному дому, посмотреть следы обстрелов и разрушений, чтобы жители показали, где они жили, в каких условиях, и, буквально, при нас там нашли «растяжки» в одном из подъездов. Обезвредили.

- Каковы ваши личные впечатления от увиденного, не как журналиста? Возникла ли аналогия с временами Великой Отечественной войны, когда Советская Армия освобождала страну от немецко-фашистских захватчиков?

- Вообще, да. Поле разговоров с местными жителями, которые рассказывали, как они жили до спецоперации, во время нее и после освобождения, сразу вспоминались рассказы ветеранов войны, которые мы помним еще со школьной парты. Действия националистов очень схожи с фашистскими. Они носят свастики на рукавах, поют песни, восхваляющие Бандеру, выкрикивают кровожадные лозунги (не буду их повторять). Они не воспринимают жителей Донбасса, как украинцев, как мирных жителей. Называют донбассцев «пацюками» (крыса – укр.). Для них, это не люди, ну и соответственное отношение к ним. Простой народ для них, это «живой щит», предмет торговли в своих целях. В общем, все, что угодно, только не люди. Со слов местных, нацики, просто так, могли дать очередь из автомата по жилому дому, бросить в окно гранату. Стреляли по зданиям из танков и пушек. Для них, чем больше было разрушений и смертей, тем лучше. Их пропаганда списала бы все это на действия российских войск. В этом нет военного смысла. Они уничтожали не солдат противника, а мирное население по опыту своего идола Бандеры. Очень много было случаев мародерства. Взламывали квартиры уехавших жителей и выносили из них все ценное и не очень. Подъезжали грузовики, нацики грузили чужое, но уже «свое» имущество и отправляли машины на Западную Украину. Если понадобился или просто понравился автомобиль, то останавливали, приставляли ствол к голове хозяина и отбирали машину. Повторюсь, я только цитирую слова очевидцев и участников событий.

- Каково настроение наших бойцов?

- Настроение боевое. Но им очень сложно, потому что Украина готовилась воевать восемь лет. Там блиндажи, ДОТы, бетонные укрепления. Под Донецком выстроены укрепления в шахтах, шесть этажей под землей. Теоретически, они должны выдержать прямое попадание ядерной боеголовки. Нациков непросто оттуда «выкурить». Или, Мариуполь. Город в осаде, но «азовцы» запаслись и провиантом, и боезапасом на несколько месяцев, оборудовали огневые точки. Они понимают, что у них нет выхода и остервенело отбиваются. Кроме того, все эти восемь лет их грамотно обучали западные инструкторы, готовили к войне с Россией. Большую роль в их агрессии сыграла и играет украинская пропаганда. Это очень мощное оружие. Нельзя сбрасывать ее со счетов. Мы нашли детское пособие, в виде комиксов, где в доступной для детей форме расписано, как закладывать мины, делать «коктейли Молотова», различные маркировки стрелкового оружия, гранат, как это работает, зоны их поражения. Все это передавалось через героев комикса, которые воевали с «крысами», теми самыми «пацюками», жителями Донбасса. Со всем этим сейчас сталкиваются наши военные.

- Вы прочувствовали настроения украинцев на освобожденных территориях. Возможно ли, на ваш взгляд, изменение сознания, очищение его от националистической накачки и, как скоро это может произойти?

- Есть несколько способов. Один из них тот, чем занимается сейчас Рамзан Кадыров. У него очень мощная информационная поддержка. В частности, проведение нашего пресс-тура. Его телеграм-канал насчитывает уже более одного миллиона подписчиков. Его бойцы, реально и весьма ощутимо помогают местному населению, а те потом передают эту информацию своим друзьям, родственникам на еще не освобожденной территории. Люди уже не боятся. После освобождения населенного пункта, свободно выходят, общаются с нашими военными, получают гуманитарную помощь. Кадыровцы заходят во дворы домов, приглашают людей и раздают им конверты с деньгами. При этом не спрашивают ни паспорта, ни росписей в получении не требуют. Народ, как-то сам организовывается, понимает и не пытается обмануть. Люди знают, что все в одинаковых условиях находятся и всем нужна помощь.

В детскую больницу передали около миллиона рублей. Купили на местном рынке продукты и тут же их раздали нуждающимся. Такие действия, конечно, вызывают доверие у местного населения.

Ну и, безусловно, наши бойцы настроены очень мирно по отношению к гражданским. Никакой агрессии, никакой предвзятости, даже по отношению к пленным. У наших военных есть четкие установки, что мирное население – это мирное население, и оно не имеет никакого отношения к преступлениям националистов.

Второй способ, это, конечно, пропаганда, СМИ. Существует же теория, что информационный поток в голове человека формируется каждые пять лет. Соответственно, за человеческую жизнь можно несколько раз поменять мировоззрение. Причем сроки формирования информационного потока, со временем сокращаются. Этому способствует более оперативная доставка информации до потребителя. То есть, если сейчас правильно преподносить правдивую информацию, то, в течение двух-трех лет, украинцы, даже, если у кого-то были какие-то сомнения, посмотрят на ситуацию по-новому и будут лояльно настроены по отношению к России.

Фото из личных архивов Станислава Белякова и Мусы Астемирова

499 просмотров


Комментарии

Написать
Комментарии >



Подписывайтесь на RIAKCHR в Одноклассниках Получайте свежие статьи и новые публикации на свой мобильный
Вступайте в сообщество RIAKCHR в “ВКонтакте” Получайте свежие статьи и новые публикации на свой мобильный
Вступайте в сообщество RIAKCHR в “Telegram” Получайте свежие статьи и новые публикации на свой мобильный